Следите за нами в
Главная » Наука » Все течет с Украины

Все течет с Украины

3 года назад
Просмотров: 172
Комментариев: 0

Советские и российские военные технологии попадают в Китай по дешевке из-за политики киевских властей, стремящихся к сиюминутной выгоде.

Ставшие доступными в последнее время материалы позволяют составить более полное представление о роли Украины в техническом перевооружении и модернизации китайской армии и военно-промышленного комплекса КНР. Судя по всему, у нас эта роль долгое время недооценивалась, а степень ущерба, наносившегося российским интересам, не вполне осознавалась. Новые данные позволяют иначе взглянуть на проблемы военно-технического сотрудничества РФ и КНР в постсоветские годы, правильно оценить риски и скорректировать подходы к ВТС.

Выдвижение Украины в число ведущих поставщиков военных технологий в КНР произошло в середине 90-х. Под давлением США Израиль прекратил ВТС с Поднебесной, и с начала 2000-х Украина, по-видимому, является вторым после России экспортером военных технологий. Со стороны Киева это сотрудничество характеризуется отсутствием долгосрочного планирования и стремлением получить максимальный доход в кратчайшие сроки, независимо от последствий для собственного положения на рынке, не говоря уже об отдаленных военно-политических перспективах.

Тотальная распродажа

Украинские предприятия оборонной промышленности вынуждены браться за любые экспортные заказы, чтобы продержаться еще один квартал или год. Лишь отдельные, самые сильные из них, такие как «Мотор Сич», могут позволить себе долгосрочное планирование, но и у них зависимость от экспорта близка к абсолютной. Китай же является ключевым рынком, что дает его представителям возможность навязывать выгодные для себя условия сотрудничества.

В результате в китайско-украинском ВТС доля серийных конечных продуктов минимальна. Преобладают поставки отдельных образцов техники для изучения, передача инженерно-технической документации и проведение НИОКР в интересах заказчика. Заметными поставщиками продукции в Китай являются лишь украинские производители авиационных, судовых и танковых двигателей – АО «Мотор Сич», ГП «НПКГ «Зоря-Машпроект», ГП «Завод им. Малышева». Но и здесь экспорт сопровождается масштабной передачей технологий и в течение текущего десятилетия, вероятно, будет целиком замещен китайскими аналогами.

Например, ГП «НПКГ «Зоря-Машпроект» сыграло важную роль в ключевой для китайского флота программе строительства серий эсминцев нового поколения проектов 052C и 052D, разработав для них газотурбинные энергетические установки по соглашению, заключенному в конце 90-х. Только два первых эсминца проекта 052C (170 Lanzhou и 171 Haikou, введены в строй в 2004 и 2005-м) были оснащены украинскими агрегатами ДA80. На последующих кораблях устанавливался их лицензионный вариант QC-280. Причем в 2010 году китайцы достигли полной локализации производства этих агрегатов, в последующем их усовершенствовав. Серия проекта 052C насчитывает шесть кораблей. Что касается новейших эсминцев 052D, то в разных стадиях строительства и испытаний находится не менее 12 кораблей, и серия, очевидно, будет продолжена.

Продукция украинских двигателестроителей обеспечивает конкурентоспособность ряда китайских экспортных изделий. В частности, моторно-трансмиссионное отделение с дизелем 6ТД-2Е производства ГП «Завод им. Малышева» устанавливается на китайских экспортных танках MBT-2000 (VT1A), причем Т-90 рассматривается как их основной конкурент. Созданный при российском содействии учебно-боевой самолет L-15, являющийся аналогом Як-130, так же, как и его российский прототип, оснащается двигателями семейства АИ-222-25 производства «Мотор Сич».

Украина систематически продает в КНР полные комплекты технической документации и передает штучные образцы изделий, права интеллектуальной собственности на которые принадлежат российским компаниям. Издержки китайцев оказываются многократно меньшими, чем были бы в случае приобретения аналогичных изделий в РФ. В ходе переговоров 2005–2007 годов о поставке партии малых десантных кораблей на воздушной подушке проекта 12322 «Зубр» российская сторона настаивала на приобретении Пекином 10–15 единиц как условии передачи технической документации. Вместо этого в 2008-м КНР подписала с ГК «Укрспецэкспорт» контракт на покупку четырех «Зубров». Два корабля должны были быть построены на судостроительном заводе «Море» (Феодосия), еще два – собраны в КНР, при этом заказчикам передавался полный комплект конструкторской документации. Поскольку конструкция кораблей являлась интеллектуальной собственностью ЦМКБ «Алмаз», украинской стороной были внесены минимальные изменения, в результате чего появился якобы «украинский» проект 958 «Бизон».

Участие разработчиков из незалежной позволяет китайцам решать сложные научно-технические задачи при ограниченных издержках. Наиболее серьезным в плане конкурентной угрозы является тяжелый военно-транспортный самолет Y-20, разрабатываемый при помощи ГП «Антонов» и на основе его прежних проектов. В случае успеха данной программы и доведения до серийного производства китайцы получат функциональный аналог выпускаемого в Ульяновске Ил-76МД-90А, причем превосходящий его по отдельным параметрам (например габаритам грузовой кабины). Киевский НИИ «Орион» и одесский НИИ «Шторм» осуществляли НИОКР по заказу КНР, разрабатывая отдельные агрегаты для новых типов китайских ЗРК.

Существенную долю украинских поставок в КНР составляют отдельные образцы и техническая документация на изделия и агрегаты к советской технике, которые не производятся в стране, но продолжают предлагаться на внешнем рынке российскими производителями. Широкий доступ к таким материалам связан с тем, что осталось значительное количество ремонтных предприятий, испытательных полигонов, воинских частей, где осуществлялись работы с соответствующими образцами. В ряде случаев украинские специалисты сознательно консультируют китайцев, занятых нелицензионным копированием изделий, права интеллектуальной собственности на которые принадлежат российским предприятиям.

В частности, украинские заводы сыграли существенную роль в развертывании в КНР серийного производства созданных на базе Су-27СК истребителей J-11B и налаживании их эксплуатации в войсках. «МиГремонт» (Запорожье) предоставил полный комплект технической документации по Су-27 как в электронном, так и в бумажном виде, а также передал компании China Taly Aviation Technologies образцы наземного оборудования для диагностики и обслуживания этих самолетов. Луцкий авиаремонтный завод передал полный комплект документации по ремонту и обслуживанию двигателей АЛ-31Ф. Что еще хуже, завод также поставил полный комплект материалов и по двигателю РД-33. Модификация этого двигателя, известная как РД-93, используется экспортным китайским истребителем FC-1. Если широко применяемый в ВВС НОАК двигатель АЛ-31Ф китайцы стремятся заменить собственным WS-10A, то РД-93 – это объект программы по прямому копированию (двигатель WS-13 «Тайшань», находится в стадии летных испытаний). Харьковское ГП «Завод ФЭД» остается важным поставщиком топливного оборудования и гидравлических систем, предназначенных для семейства Су-27 и их китайских аналогов.

Свернуть всякое сотрудничество

Возможности украинского государства и его спецслужб препятствовать работе китайской научно-технической разведки на своей территории представляются сомнительными. Опубликованные данные об открытых уголовных делах по фактам шпионажа свидетельствуют о том, что СБУ неспособна помешать утечке технологий из национальных научных центров. Она не пользуется авторитетом и поддержкой населения, ее политический вес невелик.

О ее слабости говорит эпизод 1996 года, когда сотрудники службы с поличным взяли группу из трех китайских разведчиков, которые приобрели у сотрудника днепропетровского КБ «Южное» секретную документацию по двигателям межконтинентальных баллистических ракет. Под давлением китайского посольства власти Украины заставили СБУ освободить арестованных уже на следующий день. А руководившие операцией первый заместитель председателя СБУ Андрей Хомич и начальник днепропетровского управления службы Владимир Слободенюк были обвинены в самоуправстве и «провоцировании международного инцидента».

Украинское общество вообще не склонно принимать всерьез общеизвестный во всем мире факт активного китайского научно-технического шпионажа, настроено весьма благодушно. Как следствие у властей отсутствует политическая воля к активной контрразведывательной борьбе. Новый период политической нестабильности, вероятно, лишь упростит для китайцев работу по приобретению необходимых технологий.

Наглядным примером отсутствия у Украины действенной системы экспортного контроля стала история с передачей Китаю в апреле 2000 года 20 стратегических авиационных крылатых ракет Х-55 советского производства (еще 12 ракет были переданы в Иран). Сделка нарушала международный режим контроля за ракетными технологиями и вызвала крупный скандал. Однако следует заметить, что она не единична – в 2003, 2004 и 2007-м АО «Мотор Сич» поставило китайской компании Poly Technologies небольшие партии двигателей МС400 – аналогов Р95, используемых на ракетах Х-55 (всего девять штук).

В целом практически любая имеющаяся у Украины технология оборонного назначения может быть получена КНР с минимальным риском и при издержках, составляющих незначительную долю расходов на российском рынке. Официальный Киев едва ли способен и вряд ли стремится жестко контролировать сотрудничество своих предприятий в сфере высоких технологий оборонного назначения. Как следствие любые еще сохраняющиеся проекты производственной кооперации с украинскими предприятиями в сфере оборонной промышленности должны рассматриваться как потенциальные каналы утечки.

При этом Китай постепенно превращается в основного конкурента России на мировом рынке ВВТ. Военное планирование РФ также учитывает возможные в долгосрочной перспективе конфликты с этой страной. Потенциальная угроза перепродажи или утечки информации и технологий должна рассматриваться и оцениваться при обсуждении любых совместных с Украиной военно-технических проектов как крайне высокая.

Возможность влияния по дипломатическим каналам с целью ограничить активность Киева в экспорте оружия представляется сомнительной. Известно, что США стремятся пресекать поставки чувствительных военных технологий в КНР из стран, находящихся под американским влиянием. Тем не менее неизвестно об успешном срыве американцами каких-либо сделок в период правления на Украине прозападного «оранжевого» режима в 2005–2010 годах.

Таким образом, сохраняющийся у украинских предприятий значительный доступ к информации о новых разработках российской оборонной промышленности несет значительные риски. Необходимо стремиться к форсированному свертыванию любого сотрудничества в сфере оборонной промышленности с украинскими предприятиями и научными центрами и замене их услуг и продуктов российскими аналогами даже в том случае, если последние заметно проигрывают по соотношению «цена-качество».

Василий Кашин


Обо мне




рейтинг
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя